Поиск

Судебные ошибки. О необходимости исправления ошибок судов

Текст публикации в Адвокатской газете № 21 (278) 1-15 ноября 2018 г. https://www.advgazeta.ru/mneniya/sudebnye-oshibki/


В комментарии на статью Владимира Цвиль «Сверх МРОТ» (см.: «АГ». 2018. № 21 (278)), анализируя проблему, вскрытую коллегой, адвокат КА "Конфедерация" Валентина Леонидченко объясняет, в чем подход судов ошибочен, и указывает на причины, которыми обусловлена необходимость вмешательства ВС РФ в ситуацию, возникшую в связи с закрепившейся судебной практикой, основанной на неверном истолковании и применении закона.

Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ) проверил конституционность оспариваемых законоположений, оценив буквальный смысл и смысл, придаваемый сложившейся правоприменительной практикой. Из постановления КС РФ от 7 декабря 2017 г. № 38-П (далее – Постановление № 38-П) следует, что причиной нарушений прав заявителей послужили не недостатки закона, а ошибки, допущенные судами в процессе толкования и применения. Выводы и правовая позиция КС РФ основаны на глубоком и всестороннем анализе законоположения и правоприменительной практики.

Между тем после вынесения данного Постановления при рассмотрении в судах аналогичных споров обозначилась новая проблема, на которую обратил внимание Владимир Цвиль: «судебная практика стала складываться таким образом, что, по мнению судов, система начисления заработной платы «МРОТ + северные» должна применяться лишь к правоотношениям, возникшим после вступления в силу Постановления КС РФ от 7 декабря 2017 г. № 38-П, в связи с чем необходимость начислять надбавки и коэффициенты поверх МРОТ возникает лишь в отношении периодов трудовой деятельности, имевших место с 7 декабря 2017 г., а потому требования работников за период до указанной даты оставлялись без удовлетворения».

В подтверждение автор ссылается на позицию судов, которые при вынесении решений руководствуются положениями п. 12 ч. 1 ст. 75 и ч. 1 и 5 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», истолковывая их следующим образом: поскольку КС РФ не предусмотрел специальный порядок вступления постановления в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения, то оно действует с момента провозглашения и распространяется на правоотношения, возникшие после указанной даты, в связи с чем конституционно-правовое истолкование норм применимо только к трудовым правоотношениям, возникшим после 7 декабря 2017 г. В статье автор анализирует указанные положения федерального конституционного закона с целью выяснения вопроса «применим ли установленный Постановлением КС РФ конституционно-правовой смысл законодательства в отношении правовых отношений, имевших место до вступления в силу Постановления».

Изложу свое мнение относительно данной проблемы.

1. Относительно позиций судов, основанных на том, что система начисления заработной платы по принципу «МРОТ + северные» применима лишь к правоотношениям, возникшим после вступления в силу Постановления № 38-П.

Суды при обосновании решений ссылаются на положения п. 12 ч. 1 ст. 75 и ч. 1 и 5 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», но при этом интерпретируют их таким образом, что искажается и смысл, и содержание. Суды связывают действие Постановления КС РФ с моментом возникновения правоотношений, в то время как ст. 79 указанного закона таких условий не содержит, а безусловно запрещает судам применять законоположения в ином истолковании: «С момента вступления в силу постановления КС РФ…о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции РФ в данном КС РФ истолковании не допускается … применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным КС РФ в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции … при рассмотрении дел после вступления в силу постановления КС РФ (включая дела, производство по которым возбуждено до вступления в силу постановления КС РФ) не вправе … применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным КС РФ в этом постановлении истолкованием».

Полагаю, что суды распространяют подходы, установленные законодателем для действия во времени законодательных актов, на действие во времени постановлений Конституционного Суда РФ. В частности, положение ст. 4 ГК РФ, регламентирующей действие законодательных актов во времени: «1. Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. 2. По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие».

Как видим, суды, отказывая в исках, применяют формулировку, скомбинированную ими из положений ч. 5 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» и ст. 4 ГК РФ, что является незаконным и способствует формированию негативной практики.

2. Данная ситуация остро требует реагирования Верховного Суда РФ, который согласно ст. 126 Конституции РФ «является высшим судебным органом по гражданским делам … осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Необходимость вмешательства ВС РФ обусловлена следующими причинами:

1. Затронуты права и интересы многочисленной категории граждан.

2. Судами общей юрисдикции нарушены конституционные права граждан на судебную защиту и равенство всех перед законом и судом. Работодатели на протяжении значительного периода времени лишали работников предусмотренных законом гарантий, однако обращения этих лиц в суды, несмотря на наличие правовых и фактических оснований, были безуспешны.

Такая ситуация возникла в связи с закрепившейся судебной практикой, основанной на неверном истолковании и применении закона. Обратившись в суд, граждане не только не восстановили права, но и получили официальное закрепление существующей несправедливости в виде вступивших в силу судебных актов; вместо гарантированных законом доплат понесли убытки в виде судебных расходов.

В настоящее время жертвы судебных ошибок поставлены в неравное положение по сравнению с лицами той же категории, которые обращаются в суд после выявления судебной ошибки.

3. Суды продолжают нарушать права граждан на судебную защиту и равенство перед законом и судом, применяя законоположение в истолковании, расходящемся с тем, которое было дано КС РФ в Постановлении № 38-П.

Сложившаяся ситуация требует принятия Верховным Судом РФ мер, направленных как на исправление судебных ошибок, так и на максимально возможное восстановление прав граждан на судебную защиту и равенство перед законом и судом.

Примером исправления судебных ошибок может служить постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 2005 г. № 26 «О вопросе, возникшем после принятия Пленумом Верховного Суда Российской Федерации 5 апреля 2005 г. постановления № 7 "О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 г. № 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"».

На основании Постановления № 38-П при условии реализации Верховным Судом РФ полномочий, установленных ст. 126 Конституции РФ и последующим применением механизма, предусмотренного п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, могут быть восстановлены права лиц, которым ранее суды несправедливо отказали в требованиях.

Просмотров: 1